Понедельник, 29.05.2017, 10:41

Каталог файлов

Главная » Файлы » Жизнь в Одессе

О. Чижевич. Воспоминания старожила
[ ] 27.03.2008, 15:14

1. Сначала было…

...В 1836 г. кончалась постройкой колоссальная бульварная лестница. Нижняя часть Николаевского бульвара представляла скалистый обрыв. Вблизи моря, с левой стороны от лестницы, торчали скалы, на которых раздевались купающиеся.

Памятник Дюка де Ришелье уже стоял на теперешнем месте. Возле него ежедневно скоплялась толпа приезжих мужиков-чумаков, считавших долгом пойти поглазеть на Дюка. Однажды в толпе нашелся грамотный остряк. На вопросы чумаков, почему это Дюк в левой руке, со стороны городского дома, в котором находились присутственные места, держит сверток бумаг, а правою рукою указывает на море, - остряк объяснил, что Дюк говорит: \"Як маєш там судиться, то лучше в морi утопиться\".

Теперешний Пале-Рояль представлял площадь, окруженную в два ряда деревьями. В конце, на месте теперешнего театра, стоял уже театр, впоследствии сгоревший. На площади производился парад войск и учения пехотные и даже кавалерийские. Главным местом гуляний и катаний была Ришельевская улица. В казенном, теперь - Дерибасовском, саду, на месте здания Общества сельского хозяйства, находился ресторан. Впоследствии ресторан перешел во флигель, выходивший в сад, принадлежавший гостинице \"Европа\" Вагнера (ныне принадлежит университету) и содержался знаменитым в свое время Алексеевым.

По причине порто-франко существовали при выездах из города три сухопутные таможни (заставы). Херсонская - против теперешних скотобоен на Пересыпи; Тираспольская - старое здание, кое и теперь существует, и Большефонтанская. Эта последняя вначале была устроена в конце Ришельевской улицы, близ внешнего бульвара, который в то время составлял черту порто-франко, а потом, с переводом черты порто-франко, - недалеко от теперешней новой тюрьмы, близ лагеря.

На Скаковом поле существовал ипподром, почти в том же месте, где и теперь, но только здание было обращено фасадом к северу, а не к западу, как теперь, что было гораздо удобнее для зрителей.


2. Вода, вода…

...Водою город пользовался из многочисленных глубоких колодцев, устроенных на перекрестках улиц. Лучший колодец был Томилина, на Молдаванке. Лучшая вода добывалась из цистерн, устроенных при всех больших домах, в которые собиралась дождевая вода с крыш. Впоследствии построен был водопровод Ковалевского. Лучшею водою для питья, стирки и чая считалась цистерновая. Остальная имела солоноватый вкус.

Воду развозили по домам водовозы. Обыкновенная цена на воду была от 3 до 5 коп. за пару ведер: но иногда доходила и до 20 коп. Однажды привезли воду из Николаева на пароходе.

Одесса страдала от недостатка воды вообще и хорошей воды, в особенности; недостаток этот устранен только устройством Днестровского водопровода.


3. “…В густой грязи погружена”.

...Я узрел Одессу в том положении, в котором описал ее Пушкин в своем стихотворении \"Евгений Онегин\". Город грязи, город пыли; я видел, как В дрожках вол, рога склоня, Сменяет хилого коня. На некоторых улицах в Центре города незнакомому с местными ухабами, покрытыми грязью, нельзя было проехать без проводника. Я сам видел в конце Дерибасовской, против теперешней кондитерской Либмана, как выброшенный из опрокинувшихся дрожек господин в цилиндре попал в яму головою вниз и выскочил из нее, как из ванны, по шею в грязи. Там же, на Дерибасовской, для перехода через улицу появились носильщики из евреев, которые за гривенник переносили на спине прохожих. Близ Собора, против дома Папудова, на улице какой-то француз поставил паром и стоял на нем с удочкой в руках. В сочельник Р. X. ехавшие ко мне на кутью родные в карете попали в такой ухаб на Ришельевской улице, что карета сломалась, лошадей выпрягли, а дамы по колено в грязи вернулись домой пешком и остались без ужина.

На Канатной улице, близ дома Meшкова, в котором я квартировал, стояло такое озеро, что весною, во время перелетa, я на нем стрелял бекасов. Самые высокие галоши не помогали.

Пешеходы должны были носить высокие сапоги. Бывали случаи, что пьяный, упавший на улице, захлебывался и тонул в грязи.

Шоссировкою улиц заведовала не городская Управа, а строительный Комитет. Газеты молчали. Жалобы жителей оставались без последствий. В отмщение за все это кто-то прислал из Константинополя на имя генерал-губернатора посылку-ящик, в котором оказался один длинный сапог, выпачканный одесской грязью.

Летом вся грязь превращалась в глубокую пыль, которая не менее грязи беспокоила жителей.

Только после выпавшего дождика можно было отворить окно и подышать чистым воздухом.

Хотя Пушкин давно уже в своих стихах об Одессе сказал:

Уже дробит каменья молот,
И скоро звонкой мостовой
Покроется спасенный город,
Как будто кованой броней.

Но предсказание его осуществилось только через 35 лет, когда стали мостить улицы гранитом. До этого камень, который дробил молот, был такого качества, что в одну осень и зиму превращался в глинистую грязь и затем весною собирался с улиц арестантскою рабочею ротой и вывозился на чумную гору. Немногим известно, что наша т. н. чумная гора представляет собою грандиозный памятник одесских шоссированных улиц, которые обошлись городу в несколько миллионов.

Название чумной она получила потому, что под ней, посередине, находится несколько могил, в которых похоронены трупы умерших во время чумы в 1829 году.

Отношение горы к чумному кладбищу такое, как если бы на столе положить несколько мертвых мух и прикрыть их самого большого размера подносом.

4. Сладкое слово “порто-франко”

...Привилегия получения всех заграничных товаров без пошлины доставляла жителям Одессы громадные удобства: дешевизною всех предметов роскоши и продовольствия. Это привлекало в город богатых людей со всей России. Рабочий класс тоже благоденствовал от хлебной торговли. Заработки были до того велики, что видели биндюжников и подсевальщиков, закуривавших папироски рублевыми бумажками, а один подгулявший биндюжник закурил даже десятирублевой. В официальном отчете д-ра Э.С.Андриевского после чумной эпидемии 1837 года о продовольствии населения, между прочим, сказано: \"В Одессе нищих почти нет, пришлось только давать продовольствие рабочему классу, лишенному всяких заработков при закрытии порта\". В особенности отличались дешевизной иностранные вина, турецкий табак, оливковое масло, сахар, кофе и мануфактура. Из прейскурантов винных магазинов Иснара, Вакье, Жюльена и друг. видно, что лучшие французские сорта - бордо и бургонь - продавались от 40 до 50 коп. бутылка. Лучшее шампанское - 1 руб. 60 коп. бутылка. Ведро хереса и мадеры - 5 руб., марсалы - 4 руб. Греческие превосходные вина были дешевле местного.

Лучший душистый турецкий табак крошеный, без бандероль, продавался от 20 до 40 коп. фунт, французские и английские сукна и лионские шелка появились в Одессе вместе с парижскими портными и модистками.

Портные Лангле, Тамбюте, Мишель, Верель (теперь Лантье) не уступали лучшим парижским портным. Знаменитая в свое время модистка Томазини создавала такие туалеты, что получала заказы даже из С.-Петербурга.

Некоторые из одесских дам до того заискивали перед Томазини, что без свидетелей целовали ее в ручку. И действительно, Томазини одевала своих фавориток с таким вкусом, что они тотчас отличались от других. Г-жа Томазини, покончив с Одессой, удалилась в Париж и зажила роскошно, в собственном отеле, с ливрейным швейцаром.

В Одессе ей унаследовали г-жа Пьетерс и Леонтина. Одновременно с Томазини славился своими материями и модами магазин Марии Ивановны Страц, поставщицы на всю Новороссию. В числе лучших парикмахеров-куаферов считался долгое время Трините, передавший свою торговлю Лавиньоту, доныне существующему.

Старейший лучший ресторан Отона, воспетый Пушкиным, находился в городском доме, что против театра. Там же, некогда в нижнем этаже, была знаменитая в свое время кофейня Стефана, а напротив ее - казино, посещаемое Пушкиным, а потом и клуб. Рассказывали, что в кофейню Стефана ежедневно в известный час являлся один богатый, но скупой купец и, принося свой табак, требовал только предметы, которые отпускались бесплатно: пустую трубку, фидибус (бумажка для закуривания), стакан воды и ключ от кабинета.

Одновременно с рестораном Отона существовал ресторан Косты при \"Новороссийской\" гостинице, против теперешнего Екатерининского сквера. Обеды у Косты отличались от французской кухни Отона своею простотою и дешевизною. Здесь можно было найти превкусный борщ, великолепную отварную говядину и в особенности рыбные блюда, превосходно изготовленные по-гречески. Сам хозяин Коста (грек) прислуживал гостям, а для своих фаворитов отрезал лучший кусочек из поданного блюда и на вилке вкладывал им в рот, приговаривая: \"Кушайте на здоровье\". Гурманы, обойдя все рестораны, в конце концов возвращались к Коста, кухня которого никогда не приедалась. Несмотря на то, что во всех ресторанах цены на порции стали повышаться, Коста до конца своего существования оставался при первоначальной цене - 10 коп. Но зато не хотел ни за что принять нововведения - стеариновые свечи - и продолжал жечь сальные.

Кроме качества своих яств, Коста отличался большой оригинальностью и добротою: он кормил нескольких бедных гимназистов и чиновников - бесплатно - и даже любовался их здоровым видом. В числе любимцев Косты был адъютант генерала Лидерса - Аммосов, поэт, описавший Косту в стихах. Узнав, что Аммосов во время турецко-крымской войны сидит где-то в Молдавии без денег, проигравшись, Коста выслал ему порядочную сумму, рискуя потерять ее безвозвратно.

После постройки Пале-Рояля там появился роскошный кафе-ресторан Каруты, а также гастрономические магазины: Шартрен, Роблен и кондитерская Замбрини с красавицей хозяйкой. Эти заведения впервые стали посещать и дамы из высшего общества.

Впоследствии Карута держал гостиницу \"Лондонскую\", а соседнюю с нею, \"С.-Петербургскую\", содержал Донати. В этом ресторане начал свою карьеру известный в наше время ресторатор, содержатель гостиницы \"Северной\" А.С.Ящук.

До устройства теперешнего Английского клуба существовал клуб в д. барона Рено, где ныне магазин Беллино-Фендериха и клуб Пар. и Торг. (т. е. РОПИТа). В нем давались балы по подписке. Члены Английского клуба до постройки собственного здания давали балы в Биржевом зале.

Насколько порто-франко было удобно и выгодно для живущих в Одессе, настолько оно было неприятно и неудобно для окрестных жителей и помещиков.
Категория: Жизнь в Одессе | Добавил: obodesse
Просмотров: 2406 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 1
22.10.2011 Спам
1. Viktor
Интересно и познавательно. У меня тоже есть сайт про Одессу http://planet-best.ru/razvlechenija.php

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]