Четверг, 19.04.2018, 18:43

Каталог статей

Главная » Статьи » Заметки дилетанта

Екатерининская улица. От улицы Пантелеймоновской до Новощепного ряда.

Согласно адресно-справочных книг четные номера домов заканчиваются Привозом, что видно на плане, приведенном ниже.

В доме 92 в 1960-е годы располагалась межрайонная автобусная станция. Далее располагается территория Привоза.

Нечетная сторона улицы

По нечетной стороне улицы было несколько домов, от которых ничего не осталось. Этот участок улицы представлен на этом плане 1926 года.

Стоит только вновь выстроенное здание бывшего долгостроя. Это здание начали строить в конце 80-х годов прошлого века. Собирались построить новое здание центрального универмага. Но перестройка, затеянная в стране, все планы сорвала. Строительство здания затянулось и только в начале уже нашего века это здание стало использоваться для продажи разного ширпотреба.

Рассмотрим, чем были примечательны дома, стоявшие до этого на этом участке улицы.

Дом 97. Угол улицы Пантелеймоновской.

С конца позапрошлого века и до 1908 года владельцами этого дома упоминаются М. и Ф. Шпиро; с 1911 года - Михаил Перецович Шпиро.

В 1880-е-1890-е годы в доме держал аптекарский склад Малис. С 1908 и до 1911 года в доме размещалась кофейня С. Контаки. В 1913-194 году кофейней владел турецкоподданный (греческоподданный) Абрам Михайлович Леви и греческоподданный Афанасий Панаитов Хартуляри. В 1916 году владельцем кофейни указан Афанасий Панаитович Хартуляри.

В 1910-е годы галантереей и табаком торговал Ис. Княжицкий. Минеральную воду предлагал Сер. Фитианос.

В 1920-е годы в доме проживал педиатр И.Ц. Сигал. Работала школа грамоты.

В первые послевоенные годы в квартире №40 проживал В.И. Славуцкий. Работала юридическая консультация №11.

В январе 1943 года житель этого дома Михаил Романенко был сбит автомашиной. С ушибами всего тела он был доставлен в больницу.

В 1970-е годы в доме работала горсправка.

 

Дом 99. Это был дом караимского общества, управляющий Михаил Борисович Эгиз.

В 1910-е годы в доме располагалось несколько трактиров: греческоподданного Андрея Леонидовича Магула, Я.Б. Ляшевского «Таврида» и А. Богомолова.

Минеральной водой торговал Нис.-Герш Либман. Съестную лавку держал Спиридон Михалино.

В первые послевоенные годы в доме работала аптека №19.

В 1960-е годы размещалась юридическая консультация Приморского района города (упоминается она и в 1980-е годы). Располагался магазин «Фрукты, овощи, соки, консервы».

 

Дом 101. Домом владел Карл Вильгельмович Люндберг.

В начале прошлого века в доме проживал почетный член ведомства учреждений Императрицы Марии - купец Николай Георгиевич Костанда.

В 1910-е годы работала кофейня Левкопуло. Бакалеей торговал Шлема Ихелев-Дувидов Шафир. Столовую держал Петр Кремезной.

 

Дом 103. Этим домом владел Иось Буберман.

Трактирные заведения держали: К. Дракопуло; Р. Барселон; Василий Курджиди. Корзинами и мукой торговал Яков Вальдман.

В 1920-е годы в доме проживал член одесского горсовета М.М. Абрамович.

В 1960-е годы работал магазин посуды и хозтоваров и пункт скупки вещей.

В 1980-е годы размещался точильный пункт №3.

 

Дом 105. Угол Новощепного ряда. Этим домом владели Чубенко, Семен Христофорович Черно (Чернов?) и Сергей Фомич Севериновский.

В 1880-е годы в доме проживал провизор Одесской городской больницы Христофор Яковлевич Черно, возможно, его сын и владел этим домом.

В доме также работало несколько трактиров и ресторанов: трактир-ресторан Г.М. Георги; Евдокии Мельниковой; турецкоподданного Дмитрия Кирьяковича Кирера. Бакалеей торговала Р. Збарская. Корзины и муку продавал одесский 2-й гильдии купец Бенцион Абрамов Зивик.

 

На этом обзор Екатерининской улицы закончен.

Остановлюсь на условиях жизни в городе в конце позапрошлого, начале прошлого века.

Следует отметить, что жизнь в городе была строго регламентирована разными законами и правилами. За их соблюдением наблюдала полиция. Для городовых в Одессе в 1903 году было выпущено «Руководство для обучения городовых», утвержденное исполняющим дела полицмейстера города ротмистром Головиным.

Руководство насчитывало 229 параграфов, которые в жизнь должны были претворять городовые. Остановлюсь на некоторых из них.

Первые параграфы разъясняли общие положения о царствующем Доме Романовых, о лицах, стоящих во главе города, подчиненности городовых. Разъяснялось, кто такой городовой, – это чин полицейской стражи, оберегающий личность и собственность каждого, наблюдающий за порядком, благочинием и нравственностью. §27 запрещал городовому быть нечестным, нетрезвым, невежливым, неряшливо и не по форме одетым; самовольные или незаконные отлучки, курение табаку и разговор с частными лицами на службе. Определялось вещевое довольствие городового. Согласно §30 на зиму городовой получал: фуражку, мундир, шаровары, шинель полушубок валенки, башлык, воротник, дождевой плащ и пояс. На лето, фуражку, китель и шаровары. Каждый городовой имел номерной знак – на фуражке – номер по порядку, на сумке – номер поста.

В соответствии с §34 городовой постовой каждое утро обходит свой пост и опрашивает дворников, прошла ли ночь благополучно, и не было ли каких происшествий или случаев.

Вызывает восхищение §42, обязывающий городовых знать: №№ домов, фамилии владельцев, названия: улиц, переулков, площадей, церквей, присутственных мест, все притоны, питейные заведения, жительства высокопоставленных лиц и своего околоточного надзирателя, всех дворников, швейцаров, ночных сторожей, аптеки, больницы, докторов, санитарных попечителей, акушерок, пожарные краны, денежные и почтовые кружки, жительство поднадзорных, запасных воинских чинов и георгиевских кавалеров. Следить: за тишиною и порядком, для чего не стоять на месте, и быть во всех местах поста, постоянно возвращаясь к главному пункту, во время подавать помощь и задерживать нарушителей и преступников; за очисткою улиц и тротуаров; за правильною ездой извозчиков и обоза; за нищими, сборщиками денег, шарманщиками и т. п.

Являться немедленно на пожары, для охранения мертвых тел и следов преступления. Обо всем случившемся давать знать в Участковое Управление.

Примечателен §95 определявший поведение городового с пьяным, который шел по улице, шатаясь, но не шумел – при этом городовой должен делать вид, что его не видит, чтобы он не остановился для разговора.

§107 и 108 определял поведение городового по отношению к извозчикам. Если лошадь не могла везти тяжелый воз, то городовой требовал от извозчика снять часть клади, сложить ее, выставить охрану и ждать возвращения извозчика. Если лошадь упала, а извозчик ее бил, то городовой запрещал извозчику ее бить, заставлял распрячь и поднять лошадь на ноги.

§118 обязывал городового оказывать помощь детям, старикам, увечным и проч. при переходе улицы.

§128 определял поведение городового при выявлении испортившейся мостовой или тротуара. При этом городовой обязан был заставить того дворника против дома которого мостовая испортилась, поставить предупредительный знак, и если неисправность небольшая, заставить починить немедленно.

§132 определял обязанности городового по соблюдению дворниками порядка очистки улиц и дворов. Согласно этому, дворники обязаны были проводить уборку каждое утро и оканчивать ее к 4 часам утра летом и к 7 часам – зимой. В течение дня появившийся мусор убирать немедленно.

§162 определял обязанности дворников, первых помощников городовых. Дворники обязаны были исполнять требования полиции оказывать ей содействие, содержать в чистоте: улицу, двор и снаружи дом, стирая на нем надписи; сообщать полиции о наклеенных объявлениях, о всех происшествиях и случаях в доме, своевременно являть паспорта прибывающих и убывающих, знать всех жильцов и удостоверяться в появлении незнакомых, каковых представлять полиции, быть, вежливыми, опрятно одетыми, носить знаки, при уличных беспорядках быть безотлучно внутри двора у ворот и подозрительных лиц не впускать и не выпускать со двора; в обыкновенное время от сумерек до 11 час. быть у ворот.

Были еще и другие обязанности городовых, но думаю, что достаточно и тех, что представлены, чтобы убедиться в той роли, которая играла полиция в жизни города. Но говорить о благоденствии города также не стоит. В 1884 году газета «Одесские новости» писала о том, что последний квартал улицы Коблевской, ниже улицы Ольгиевской, в ненастную погоду делается непроходимым. Газета обращается к домовладельцам с напоминанием о необходимости замощения тротуаров у своих домов, что облегчило бы положение жителей. То есть полиция бездействовала.

Были и мужественные поступки городовых. Так, в том же 1884 году городовой бульварного участка Иван Фиалов, бляха №93, находясь на посту, заметил, что по Екатерининской улице проезжал в собственном экипаже член городской управы Чижевич, с сестрою. При переезде на Ланжероновскую улицу лошади испугались и понесли, сломав дышло у экипажа. Городовой бросился на лошадей и остановил их, предотвратив опасность, как для сидевших в экипаже, так и для прохожих. Полицмейстер поставил Фиалова в пример для других и наградил его 10 рублями.

Но многие пункты из обязанностей городовых не выполнялись. И это было непреодолимо.

Следует отметить, что в Российской империи, как и в других странах, для всех чиновников, учащихся и других лиц была установлена форма одежды. Вот, например, описание формы одежды студентов Новороссийского университета, введенная в 1884 году.

Фуражка с козырьком темно-зеленого сукна, с околышем из темно-синего сукна, по верху фуражки темно-синяя выпушка. Мундир темно-зеленого сукна, однобортный, застегивающийся на девять желтых металлических пуговиц, с изображением на них государственного герба. Воротник с откошенными концами и обшлага прямые из темно-синего сукна, с двумя петлицами из золотого галуна на воротнике и обшлагах с двумя желтыми металлическими пуговицами  на каждом рукаве. При мундире шпага, которая носится без темляка и портупеи в разрезе, имеющемся на левой стороне мундира.

Сюртук темно-зеленого сукна, двубортный, застегивающийся на шесть желтых металлических пуговиц с изображением государственного герба, воротник с откошенными концами темно-синего сукна. На левой стороне разрез для шпаги.

Шаровары темно-зеленые, длинные, сверх сапог, без канта. Пальто темно-зеленого сукна, с отложным того же сукна воротником и с лацканами. На воротнике темно-синяя суконная петлица с желтою металлическою пуговицею. Студентам предоставлялось право носить шинели из темно-серого сукна офицерского образца. В зимнее время, как шинель, так и форменное пальто могли носиться с меховым воротником. Галстук черный, перчатки белые, замшевые. Башлык общего образца верблюжьего цвета.

В этой форме одежды студентов особенно умиляет шпага.

Были определены и правила поведения учащихся одесских гимназий. Учащимся предписывалось носить установленную форму без всяких отклонений от нее. Прогулки позволялись с 1 мая по 1 октября только до 10 часов вечера. Учащиеся не имели права гулять на Дерибасовской, Екатерининской улицах и Александровском парке после наступления сумерек. Строго запрещалось ношение какого-либо оружия. Запрещалось курить и употреблять какие-либо спиртные напитки. Публичные лекции ученики могли посещать только научного характера и то с особого разрешения учебного начальства. Без разрешения начальства нельзя было посещать публичные собрания, судебные заседания, заседания городской думы, дворянского и земского собраний. При встрече с начальствующими лицами и лицами учебно-воспитательного состава ученики обязаны были снимать фуражку. Ученик обязан был носить установленный ученический билет учебного заведения. Этот билет он обязан был предъявлять по требованию полиции и чинов министерства народного просвещения.

Таковы были суровые правила жизни. Но, в то же время, жизнь в городе как бы текла сама собой. Многочисленные рынки и магазины были наполнены продуктами, продавалось все необходимое для обеспечения жизни горожан.

Каковы же были цены на одесских рынках? В январе 1892 года цены на рынках города, как писали, из-за трудностей с подвозом были дороже, чем в другие дни. Приведу эти цены. В скобках записаны цены за килограмм, более привычные для нас. Цена за килограмм получена путем умножения цены за фунт на 2,5.

Свинина – 9-10 коп. (≈ 25 коп.); обрезная – 8-9 коп. (≈ 20 коп.); окорока 13-15 коп. (≈ 35 коп.); колбасы 18-20 коп. (≈ 50 коп.); солонина баранья 6-7 коп. (≈ 15 коп.); солонина говяжья 6-8 коп. (≈ 15-20 коп.); солонина свиная 15 коп. (≈ 36 коп.); копченая 20 коп. (≈ 50 коп.); сало соленое 14-15 коп. (≈ 35 коп.); внутреннее 18-20 коп. (≈ 45-50 коп.).

Птица: куры 90 коп. лучшие 1,20-1,30 руб. пара; гуси откормленные 2,0-2,20 руб.; индюки 3-4 руб. пара. Сотня яиц 2,20 руб.; десяток 23-24 коп.

Масло свежее 35-36 коп. (≈ 90 коп.), сливочное 38-40 коп. (≈ 95коп.-1 руб.), сыр простой 8-10 коп. (≈ 20-25 коп.). Молоко 11-12 коп. кварта (≈ около 1 литра).

Дичь за пару: куропатки 1,20 -1,30 руб., рябчики 90 коп.-1 руб., тетерева 1,30-1,40 руб., каплуны (кастрированные петухи) 2,30-2,40 руб., фазаны по 3 руб.; дрофа 1-2 руб. штука, навага 25 коп. десяток, мелкая 18-20 коп. фунт (≈ 45-50 коп.). Дикая коза 10-12 руб. штука.

Мясо говядина 1 сорта 10 коп. (≈ 25 коп.), 2 сорта 8-9 коп. (≈ 20 коп.), филе 18-20 коп. (≈ 45-50 коп.), телятина 8-9 коп. (≈ 20 коп.), баранина 7-8 коп. (≈ 20 коп.).

Постные продукты: кутья 6 коп. (≈ 15 коп.), сливы 5-6 коп. (≈ 15 коп.), груши сухие 7-8 коп. (≈ 20 коп.), клюква 6 коп. (≈ 15 коп.), мак 14 коп. (≈ 35 коп.), мед 18-20 коп. (≈ 45-50 коп.).

Сахар песок  4.90 руб. пуд; рафинад от 6 до 6,20 руб. пуд.

Рыба: карп крупный 18-20 коп. (≈ 45-50 коп.), мелкий 10-12 коп. (≈ 25-30 коп.), судак крупный 12-15 коп. (≈ 35 коп.), бычки фонтанские 20-30 коп. пучок, глось 30-50 коп. десяток.

В начале мая 1884 года, когда шел лов сельди, рыбаки продавали ее по 10 рублей за тысячу штук. В том же году у крымских берегов было выловлено 2 млн. скумбрии и для Одессы ее закупили по 15-16 руб. за тысячу штук.

Большинство домов в городе имело печное отопление. Для топки печей в зимнее время закупался уголь. Со складов РОПиТ антрацит продавали партиями по 40 пудов (840 кг) по цене: орешник отсеянный по 20 коп., не отсеянный по 12 коп., антрацитное измельчение по 6 коп. пуд. Трудно сказать, сколько угля уходило на отопление, но цена его получалась существенной.

Стоимость керосина составляла 1 руб. за пуд, но можно было приобрести и по 97-98 коп. за пуд.

В магазине И.Я. Кохрихта серебряные карманные часы продавались от 10 до 30 рублей, золотые с тремя золотыми крышками от 20 до 200 рублей. А это краткий прейскурант 1885 года склада И. Баржанского.

А это стоимость минеральной воды в 1892 году у И.Б. Сегаль.

Дамам и гимназисткам предлагались платья по 3 рубля. Стоимость мужского и детского платья в 1885 году у Ю. Волынца показана в этой рекламе.

Различные оптические изделия предлагал оптический магазин Корсунского.

Медицинское обеспечение шло через больницы и лечебницы разного рода врачей. Консультации в лечебницах у специалиста стоили от 30 до 40 коп. Консультация у трех специалистов стоила 1 руб. За лечение в больнице надо было платить. Стоимость зависела от оказанных медицинских услуг.

Перейдем к развлечениям. Большое количество кафе, ресторанов, трактиров и других учреждений «общественного» питания предлагали свои услуги.

В ресторане при отделении городского сада обед из трех блюд и чашки кофе стоил 50 коп., четырех блюд и чашки кофе – 75 коп., из пяти блюд, чашки кофе и полбутылки столового вина – 1.25 руб.

В ресторане братьев Хартуляри, расположенного против Русского театра, обед из трех блюд стоил 35 коп. Первое блюдо борщ или суп, второе – жаркое или соус (?), третье – пирожное или сладкое. Разные сладости предлагались в кондитерских К.Ф. Амбарзаки.

Стоимость просмотра разных развлекательных и увеселительных мероприятий была разной. Так, для просмотра в городском саду девочки великана Елизаветы Лыски (14 лет, рост 3 аршина (≈ 2.10 м), вес 6 пудов (96 кг) стоимость за вход составляла 20 коп., первое место 30 коп., дети до 10 лет платили половину.

В 1885 году в музее Боцва (более 500 предметов), угол Дерибасовской и Колодезного переулка, за вход надо было заплатить 20 коп., в анатомическое отделение этого музея 10 коп.

В этот же 1885 год была устроена панорама на Соборной площади в доме Базили, где демонстрировались 43 картины из жизни Христа, новейших битв и местностей. Например, были картины Всемирный потоп, Тайная вечеря, Александр ІІІ, Пожар на корабле и другие. Цена за вход была 20 коп., дети моложе 12 лет и нижние чины платили половину входной стоимости. 

В зимнее время заливались катки в разных частях города, где играла «живая» музыка. Заливался каток в Городском саду.

Работал ледяной каток на циклодроме (район парка Шевченко), где за вход надо было  заплатить 10 коп., в воскресенье и праздничные дни при оркестре военной музыки 30 коп.

Предлагали свои услуги театры города, где цена на спектакли была разной. Стоимость просмотра спектакля в театрах составляла от 30-50 коп. до нескольких рублей, в зависимости от места в театре и исполнителей.

Как видим, стоимость продуктов питания, одежды, предметов роскоши, развлекательных мероприятий были самыми разнообразными и в основном практически, за редким исключением, не выходили за 1 рубль.

Но так ли уж благоденствовали жители города? Их благоденствие зависело от заработной платы. А она была самой разнообразной – от нескольких тысяч рублей в год до нескольких рублей. Так, средняя заработная плата сапожника составляла 3-4 рубля в неделю. В месяц выходило около 18 рублей.

Столяры зарабатывали 20-25 рублей в месяц, старьевщики 16-20 рублей, сортировщицы листового табака 5-9 рублей в месяц, упаковщицы коробок с папиросами 4-7 рублей в месяц, девушки на пробочных фабриках от 6 до 12 рублей. Прислуга в доме, кухарка 5-8 рублей в месяц при всем готовом. Были еще тачечники, возчики, трубочисты, золотари, водовозы и прочие работники с низкой оплатой труда.

Более обеспеченными были рабочие РОПиТ. Слесарь получал около 50 рублей в месяц.

Учительница в народной школе получала 250 рублей в год с предоставлением жилья, обеспечением топливом и питанием. Министерство искало резервы для повышения заработной платы учителям народных школ до 400 руб. в год.

В городе директор 5-й гимназии получал 3900 рублей в год с предоставлением квартиры. Преподаватели гимназий от 2500 до 3700 рублей, в зависимости от стажа и количества уроков. Письмоводитель в гимназии получал 900 рублей в год. Помощник городского инженера 1500 руб. в год.

Как видим, из приведенного далеко не полного перечня работников, был довольно большой слой работников, получавший очень маленькую заработную плату. Позволить себе покупку серебряных или золотых часов они не могли. Эти люди влачили жалкое существование.

Делали ли что-то городские власти для улучшения их жизни? Да, что-то делали. Создавались различные общества помощи бедному населению. Состоятельные люди и компании жертвовали продуктами питания и деньгами, устраивались лотереи аллегри, музыкальные вечера, спектакли и т.п. мероприятия в пользу бедных. Это один из списков, которых было много, жертвователей 1903 года на пасху. 

Остановлюсь на проведении пасхальных мероприятий городскими властями в городе. На пасху на Куликовом поле открывались балаганы, где на второй день пасхи развлекали посетителей. 

Фото из газеты «Одесские новости» за 1903 год.

Почему на второй, а не первый? Потому что первый день должен был быть посвящен церкви и молитве.

В повести «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» В.П. Катаев описывает Куликово поле в первый день пасхи: «Весь этот праздничный, балаганный городок, построенный во время страстной недели из свежего теса и брезента, разукрашенный разноцветными громадными картинами с изображением диких зверей, жонглеров и клоунов, был еще более мертв, безлюден, чем окружавший его настоящий город. Как бы усиливая его мертвенность, посередине Куликова поля возвышалась выбеленная мелом мачта, на которой завтра, на второй день пасхи - не позже и не раньше, - ровно в полдень будет поднят бело-сине-красный торговый флаг Российской империи в знак того, что ярмарка открыта. В тот же миг все вокруг закрутится, завертится, загремят шарманки каруселей, затрезвонят небольшие медные колокола, зазывающие публику в балаганы, послышатся резкие выкрики клоунов и торговцев квасом, несметная толпа празднично разодетых горожан степенно двинется вдоль лавочек и будок, высоко в небо полетит оторвавшийся от своей нитки первый воздушный шарик - «красный, как клюква»...

А это из повести «Белеет парус одинокий» того же автора о Куликовом поле во второй день пасхи: «Ровно в полдень раздался свисток дежурного околоточного, и посредине Куликова поля на высокой выбеленной мачте развернулся трехцветный флаг. И тотчас началось нечто невообразимое. Ударили турецкие барабаны полковых оркестров. Грянули шарманки и органчики каруселей. Раздались обезьяньи картавые крики рыжих и фокусников, пронзительно зазывающих публику с выбеленных помостов балаганов. Завертелся стеклярус, понеслись коляски и лошадки. В головокружительное голубое, облачное небо ударили утлые кораблики качелей. Всюду  настойчиво, без передышки, колотили в небольшие медные колокола и треугольники. Разносчик пронес на голове сверкающий стеклянный кувшин с ледяной крашеной водой, где болталось несколько кружочков лимона, кусок льда и пыльное серебряное солнце. И рябой солдат-портартурец в косматой черной папахе, проворно скинув сапоги, уже лез, окруженный толпой, по намыленному столбу, на верхушке которого лежали призовая бритва и помазок».

Городские власти устраивали «розговены» и обеды для малоимущего населения в разных частях города. В 1892 году из-за неурожая и голода в России, вместо розговен бил устроены столовые, где каждому приходящему в 10 часов утра был предоставлен в течение первых 4 дней Светлой недели свежеприготовленный борщ с мясом и 2 фунта хлеба. Столовые были устроены в Карантине для 3000 душ, на Старом базаре для 1500, на Безыменной площади (район Херсонской улицы) для 2500, на Слободке-Романовке для 500, на Пересыпе возле Казанской церкви для 500 душ, на Новоконной площади для 1750, на Михайловской площади для 1750, на Староконной площади для 1750, на Срединской площади для 1750. Всего для 15000 душ. Если кто-то в силу каких-то обстоятельств не мог прибыть в столовую, то пища отпускалась на дом через местные комитеты помощи бедным.

В 1903 году раздавались бедным пасхальные продукты на Николаевском (ныне Приморском) бульваре во дворе здания городского съезда. Было закуплено и частью пожертвовано: пасок 600 пудов (9600 кг), мяса 400 пудов (7600 кг), хлеба 500 пудов (8000 кг), колбас 325 пудов (5200 кг), яиц 22000 штук, вина 350 ведер (ведро 12 литров) и прочих продуктов. Всего в городе было наделено обедами и продуктами 27715 душ. Конечно, кто-то дважды или трижды воспользовался этими обедами (раздавались обеды три дня). Но все равно число бедных, воспользовавшихся обедами и продуктами, для города довольно большое. И такая помощь оказывалась в основном только в праздничные дни. Но не стоит забывать и о лицах другой национальности, которым оказывалась также помощь их обществами. В непраздничные дни для бедных также иногда устраивались обеды. В городе имелись ночлежные приюты, где можно было получить обед, ночлег, медицинскую помощь. Стоит отметить, что благотворительность в городе требует еще своего исследователя.

Хотелось остановиться еще на переселенцах, направлявшихся на Дальний Восток через Одессу, за отправление которых из Одессы морским путем отвечал одесский генерал-губернатор. Переселенцы отправлялись туда за лучшей долей. Одесса была единственным сборным пунктом, где формировались партии переселенцев из центральных губерний России. Эшелоны переселенцев с багажом прибывали в Одессу, где размещались в Карантине и ожидали формирования партии. В основном партии, как переселенцев, так и каторжан отправлялись пароходами Добровольного флота, в составе которого были пароходы, носившие, в основном, названия российских городов, откуда поступили наибольшие пожертвования на создание флота: «Нижний Новгород», «Кострома», «Москва», «Россия», «Петербург» и др.

Это фотографии пароходов «Россия» и «Нижний Новгород», на которых перевозили как переселенцев, так и каторжан.


Фото с этого сайта

В 1879 году линию Одесса - Дальний Восток открыл пароход «Нижний Новгород», который 7 июня 1879 года отправился на Сахалин, приняв на борт 600 ссыльных. Он совершил этот рейс за два с небольшим месяца. 19 декабря «Нижний Новгород» вернулся в Одессу. Кстати, именно в этих рейсах родилась песня «Раскинулось море широко».

Переселенцы отправлялись на Дальний Восток, как за казенный счет, так и за свои деньги. Каждая семья переселенцев за казенный счет обходилась государству в 1300 рублей. Все переселенцы, отправляемые за казенный счет, получали в Карантине и в пути питание. В течение дня в Карантине они получали хлеб, борщ с 200 граммами мяса, кашу и вдоволь чая. Уж не знаю, каким был чай. Но борщ, по отзывам, был сытным и вкусным. Его «вкусность» зависела от отношения повара к своим обязанностям. По аналогичной норме питались и каторжане, отправляемые на Сахалин.

Переселенцы отправлялись в путь в начале весны, т.к. «путешествие» продолжалось от 40 до 50 дней. Переселенцы прибывали на место в апреле, мае и имели возможность обустроиться еще до холодов. Путь до места назначения был тяжелым, проходил через разные климатические районы и некоторые переселенцы, как и ссыльные по дороге уходили в мир иной. Хоронили их по морскому обычаю – в море.

1 марта 1885 года из Одессы на Дальний Восток ушли два парохода с переселенцами: пароход РОПиТ «Царица» и Добровольного флота «Россия». На «Царице» было 350 переселенцев, на «России» - 800. Переселенцы парохода «Царица» отправлены были за собственные средства по уменьшенному тарифу, а на пароходе «Россия» за счет казны.

Пароход «Царица» прибыл во Владивосток 12 апреля, а пароход «Россия» в Николаевск (город в устье Амура) немного позже.

29 марта того же года убыл пароход «Петербург» с последней партией переселенцев на тот год. На этом пароходе было отправлены: 821 переселенец, 4 военных фельдшера для гарнизона Владивостока, пассажиров 1 и 2 класса 9 человек, в числе которых был командир восточносибирской бригады генерал-майор Виктор Магнусович Курсель с семейством. А семейство состояло из жены и пяти детей.

Кроме того, пароход взял переселенческий багаж. Везли также двух породистых быков для восточносибирского генерал-губернатора генерал-майора Алексея Павловича Игнатьева, приобретение которых обошлось в 650 руб. плюс доставка морем обошлась в 1000 руб.

В 1885 году пароходами было отправлено переселенцев 2532 человека. Из них за казенный счет 1625 человек и за свой счет 907 человек. Для переселенцев, отправленных за казенный счет, перевезено семян в количестве 500 пудов пшеницы, 250 пудов проса, 250 пудов гречихи, 250 пудов овса и 150 пудов гороха. Кроме того, для пропитания было отправлено 5695 пудов крупы и 35000 пудов муки.

Каждый переселенец на новом месте от казны получал бесплатно в вечное и постоянное пользование 40 десятин (43,6 га) земли, но не более 100 десятин на семью, пожизненное освобождение от подушной подати, а от других налогов на 20 лет. Кроме того, каждой семье выдавалась ссуда сроком на 28 лет, причём, её погашение можно было начинать через пять лет, так как на эти годы проценты не начисляли. На новых землях переселенцы основывали поселения. Часто наименование населенных пунктов переселенцы давали по местам, откуда сами прибыли или по имени первого поселенца.

Это фото переселения крестьян пароходами Добровольного флота.

А это фото жилья переселенца конца позапрошлого века. 

Обе фотографии взяты отсюда.

В заключение, остановлюсь на смертности в городе, согласно данным, приведенным в газете «Одесские новости». Так, с 9 по 15 декабря 1884 года в городе умерло 103 человека, 52 мужчины и 51 женщина. В детском возрасте умерло: от оспы 3, дифтерита 5, рожи 1, воспаления легких 6 и поноса 2, мертворожденных 7. Взрослые умерли: от кори 1, дизентерии 1, рожи 1, воспаления легких 3, мозгового удара 2, ревматизма 1, поноса 1, чахотки 17, повесился 1, отравилась 1. Таким образом, среди детей большое количество было мертворожденных. Среди взрослых смерть от туберкулеза.

В среднем число умерших понедельно в 1884-1885 годах мало отличалось. В 1883 году за такой же срок в декабре умерло 109 человек. 

В газетах за различные годы приводятся случаи отравления людей в городе. Травятся, как мужчины, так и женщины, и даже дети. Большее количество отравлений припадает на женщин. Основное средство, используемое для этого, уксусная эссенция, карболовая кислота, фосфор от спичек, керосин, йод.

Я не останавливаюсь на убийствах и грабежах, которых в те годы в городе также было достаточно. Практически не было такого дня, чтобы кого-то в городе не убили, не избили, не ограбили.

Можно только отметить, что жизнь в городе в те далекие годы протекала со своими радостями и неприятностями. Подходить к ней с мерками нашего времени неблагодарное дело. Можно только констатировать, что было.

На этом закончен обзор Екатерининской улицы.
Более полную подборку фотографий и рекламу заведений улицы Екатерининской можно посмотреть по этой ссылке.

Фотографии сделаны в апреле 2017 года.

Ю. Парамонов

 

Перечень использованной литературы уже был.

 

Категория: Заметки дилетанта | Добавил: obodesse (08.02.2018)
Просмотров: 138 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]